Алексей Миллер выступил на панельной сессии ПМЭФ

Уважаемые коллеги! Дамы и господа!

Я вижу здесь в зале очень много представителей компаний-партнеров — что очень приятно — из различных стран, из различных регионов мира. Это говорит о том, что площадка Петербургского экономического форума является одной из ключевых для дискуссий по энергетической тематике.

Давайте посмотрим на то, что происходило на газовых рынках в 2016 году и в начале 2017 года. Посмотрим на газовый рынок в глобальном масштабе, посмотрим на газовый рынок в Европе, в Азии и немного в Северной Америке.

В 2016 году объем мирового рынка газа увеличился на 5,5%. При этом соотношение объема торговли трубопроводным газом и сжиженным природным газом составило 69% к 31%. Вот это соотношение — 70/30 — остается в течение последнего времени стабильным и не подвергается сильным изменениям.

И мы с вами прекрасно знаем, что СПГ и трубопроводный газ — это всего лишь разные виды транспорта газа метана. В одном случае это труба, в другом случае — это газовозы. Есть известная зависимость и понимание того, на каких расстояниях конкурентоспособен трубопроводный газ, и на каких расстояниях и при каких объемах — сжиженный природный газ. Понятно, что чем больше расстояние, тем привлекательность трубопроводных поставок падает. Но увеличение объемов поставки трубопроводного газа делает его более экономически привлекательным.

Поэтому соотношение 70/30 показывает, что в мире основные объемы газа потребляются на расстояниях где-то до 4–5 тыс. км от мест добычи. И основная, львиная доля мировой торговли газом — это трубопроводные поставки.

Без сомнения, рост объемов торговли СПГ говорит, что рынок становится все более и более глобальным, и все большее и большее количество стран в своих энергостратегиях опираются именно на этот энергоресурс.

Для «Газпрома» основным рынком является рынок Европы. Это рынок №1. Мы на этом рынке работаем уже почти 50 лет. И, конечно, для нас очень приятно, что потребление газа на европейском рынке в 2016 году возросло, и возросло существенно. Прирост европейского рынка составил 6,9%. При этом объем импорта Европа увеличила на 11,1%. Как вы видите, импорт возрос в бόльших объемах, чем объемы потребления, и это обусловлено несколькими факторами.

В первую очередь, это фактор, который всем в этом зале хорошо известен —нарастающее снижение темпов добычи газа в европейских странах. Это, во-первых.
И во-вторых, это то, что газ стал все больше и больше отвоевывать позиции в электроэнергетике. Если говорить о европейском рынке, то в электрогенерации объем потребления газа в 2016 году возрос на 8,4%. Как вы видите, эта цифра даже выше, чем прирост объема потребления газа на европейском рынке.

При этом некоторые европейские страны продемонстрировали действительно просто впечатляющие показатели. В частности, это касается уменьшения доли угольной генерации. Здесь я говорю о Великобритании. Всего-навсего за один год, за 2016 год, доля угольной генерации Великобритании снизилась с 23% до 9%. При этом в основном шло замещение на газовую генерацию.

«Газпром» в этих условиях наращивал объемы поставки газа в Европу. Вы знаете, что 2016 год стал для компании рекордным по абсолютным объемам экспорта — мы поставили на европейский рынок 179,3 млрд куб. м газа. Это на 12,5% больше, чем в 2015 году. Но я думаю, что еще более яркой является цифра абсолютного прироста поставок газа за 2016 год — 19,9 млрд куб. м газа.

При этом тенденция роста поставок газа на экспорт в еще бόльших темпах и бόльших объемах сохраняется с начала 2017 года. «Газпром» прирастил объем поставок газа в Европу с 1 января на 9,5 млрд куб. м, или на 13,3% больше, чем за аналогичный период прошлого года. Что это значит? Это значит, что всего-навсего за один год и пять месяцев объем поставок «Газпрома» на европейский рынок увеличился на 29,4 млрд куб. м газа.

Обращаю ваше внимание, что 29,4 млрд куб. м газа — это 53% проектной мощности газопровода «Северный поток — 2». Мы введем этот газопровод в эксплуатацию в конце 2019 года, то есть пройдет еще чуть больше двух с половиной лет. Если темпы роста спроса на российский газ продолжатся теми же темпами, какие мы видим в течение последних полутора лет, то, по-видимому, и «Северного потока — 2» будет недостаточно, чтобы удовлетворять растущий спрос на российский газ на европейском рынке.
При этом с ростом наших поставок газа на европейский рынок зафиксировано снижение объемов поставок газа Норвегией, Нидерландами и Катаром. Катар поставил в 2016 году на 4,4 млрд куб. м газа меньше, чем в 2015 году. Причины, на самом деле, известные — отток этих объемов с европейского рынка на более маржинальные азиатские рынки. И эта тенденция продолжается. Снижение поставок СПГ на европейский рынок в 2016 году составило минус 1,9% или 1,1 млн т.

Без сомнения, здесь необходимо отметить то, что прирост наших объемов поставок газа приходится как раз на те страны, которые являются целевыми для проекта «Северный поток — 2». В каких странах в первую очередь мы отмечаем рост? Конечно же, это Германия. В 2016 году прирост поставок газа в Германию составил 10% и приблизился к объему 50 млрд куб. м — 49,8 млрд куб. м газа. Но еще больше впечатляет цифра поставок газа в Германию с начала этого года — прирост 15,6%, плюс 3 млрд куб. м только за первые пять месяцев. Высокими темпами росли поставки в 2016 году — и продолжают расти — на такие рынки, как Великобритания, Франция, Голландия, Дания, Австрия и Польша.

Кроме абсолютных рекордов поставок в годовом выражении, прошедшей зимой «Газпром» четыре месяца подряд ставил рекорды по объему месячных поставок газа на экспорт: сначала в октябре 2016 года, потом в ноябре, потом в декабре и, наконец, в январе. И объем поставок в январе — это наш абсолютный рекорд поставок — 19,1 млрд куб. м.

Но больше всего впечатляет суточный рекорд поставок. Мы 27 января этого года поставили на европейский рынок 636,4 млн куб. м газа. Это пиковый объем поставки. Он более чем на 100 млн куб. м превышает соответствующий пик предыдущей зимы 2015–2016 годов.

А что мы видим сегодня? Сегодня, 1 июня, поставки газа «Газпрома» на экспорт в Европу составляют 543 млн куб. м газа. И вы знаете, мы в «Газпроме» шутим, независимо от того, какая погода стоит на улице — «начался восьмой месяц зимы». Это абсолютно зимние поставки, которые традиционны для европейского рынка. Таких объемов никогда не было.

Без сомнения, нас как поставщика — надежного поставщика — это не может не радовать. Но мы также должны понимать, что соответствующие инфраструктурные проекты должны быть введены строго в те директивные сроки, которые мы наметили.

Что касается прошедшей зимы, необходимо обратить внимание на ситуацию, которая складывалась в некоторых странах Европы в отдельные дни. Для Германии — это 24 января. Все знают, что там происходило. Из возобновляемых источников энергии суточные потребности Германия удовлетворяла всего-навсего на 4%. Вспомним ситуацию, которая была в Австрии, когда поставки газа были увеличены в четыре раза по сравнению с теми уровнями, которые являются, скажем так, привычными для поставок в осенне-зимний период на австрийский рынок. Мы знаем ситуацию, которая сложилась во Франции и в Италии, когда в период аномально сильных холодов в планово-предупредительные ремонты были выведены атомные блоки, и резко увеличилась потребность в поставках газа.

А самое главное, в конечном итоге, был установлен рекорд по минимальному объему запасов газа в европейских хранилищах к началу второго квартала. Всего где-то около 25% газа оставалось в подземных хранилищах Европы. И, без сомнения, в рамках того диалога, который мы ведем со своими партнерами в Европе, мы ещё большее внимание будем уделять вопросам закачки газа в ПХГ Европы.

И мы уже сейчас понимаем, что востребованность газа из подземных хранилищ в Европе в предстоящую зиму 2017–2018 годов будет больше, чем зимой прошедшей.
Как это все отражалось на ценах? Господин Гривач в своем вступительном слове уже говорил о том, что собой представляет спот. В условиях таких пиковых спросов спотовые площадки показали свою неликвидность. Нет объемов газа на спотовых площадках, которые доступны потребителям в условиях пикового спроса. Это раз. Что сразу отражение в повышательной ценовой тенденции. И цены на спотовых площадках были существенно выше цен долгосрочных контрактов «Газпрома». И это десятки процентов по отношению к спотовым ценам.

Призывы к споту и сама идея спота — это попытка отойти от привязки к ценам на нефть. Однако, если мы посмотрим в целом на корреляцию цен на спотовом рынке, то мы увидим, что они в конечном итоге следуют в фарватере изменения котировок на нефть и нефтепродукты.

Какой вывод можно сделать? Только один — что спотовая торговля на европейских газовых хабах в настоящее время не является надежным, стабильным источником ценообразования, и тому пример — прошедшая зима.

Что касается вопросов нашей газотранспортной стратегии. Газотранспортная стратегия «Газпрома», без сомнения, привязана к нашим центрам газодобычи. Вслед за Надым-Пур-Тазовским регионом, который был основным центром газодобычи в течение последних сорока лет, «Газпром» начал работать в новом центре газодобычи — на Ямале. И мы год от года наращиваем объемы добычи на Бованенковском месторождении, которое является ключевым, базовым месторождением Ямальского центра газодобычи.
Но это также значит, что мы создаем новую инфраструктуру по доставке газа нашим потребителям. Это газопроводы «Бованенково — Ухта», «Бованенково — Ухта — 2», «Ухта — Торжок», «Ухта — Торжок — 2». Северный газотранспортный коридор в Российской Федерации становится основным, базовым коридором для поставок газа, для распределения газа российским потребителям. Это существенно меняет потоковые схемы, и центральный коридор, который был основным, становится все менее и менее загруженным. А центральный коридор, как вы знаете, имеет свое продолжение в направление Ужгорода и далее в Европу. В связи с уменьшением загрузки «Газпром» последовательно выводит избыточные газотранспортные мощности в центральном коридоре.

Работа, которую мы ведем в течение последнего времени, позволит нам за счет выведения газотранспортных мощностей в центральном коридоре до 2020 года сэкономить 1,6 млрд долл. То, что касается изменения добычных центров и загрузки газотранспортных коридоров на территории Российской Федерации, является базовым и находит отражение в логике создания транспортных коридоров поставки нашего газа на экспорт. Северный коридор становится основным для поставки газа в Европу. И проект «Северный поток», и проект «Северный поток — 2» являются логическим продолжением северного газотранспортного коридора в Российской Федерации.

Если вы посмотрите не на карту, а на снимок из космоса, то увидите, что на самом деле от Ямальского центра газодобычи до Грайсфальда это просто-напросто прямая линия, которая почти на 2 тыс. км короче, чем газотранспортный маршрут через Украину, до европейского рынка.

Наши новые магистральные газопроводы в северном коридоре являются самыми современными в мире на сегодняшний день. Это магистральные газопроводы на рабочее давление 120 атм. Что это значит? Это значит большее расстояние между компрессорными станциями. Это значит меньшее количество компрессорных станций. В конечном итоге — это меньшая металлоемкость проектов, и меньший углеводородный след.

Если мы сравниваем магистральные газопроводы на 120 атм. с магистральными газопроводами на 75 атм., или на 55 атм., то, без сомнения, они являются существенно, просто в разы, более экономически эффективными с точки зрения себестоимости транспорта газа. А центральный коридор — это магистральные газопроводы как раз с рабочим давлением на 55–75 атм.

Газопроводы, которые мы в настоящее время уже ввели в эксплуатацию и строим, если их сравнивать с газопроводами на 75 атм., имеют экономическую эффективность в три раза выше, а если сравнивать с газопроводами на 55 атм., то в шесть раз выше.

Работа, которую мы ведем по оптимизации газотранспортных мощностей в центральном коридоре, логически приведет к тому, что к началу 2020 года мощности, которые будут оптимальны для «Газпрома» на границе с Украиной по объемам транзита, будут составлять где-то 10–15 млрд куб. м газа в год.

Если сравнивать для «Газпрома» экономическую эффективность поставок газа на европейские рынки по северному коридору и по центральному коридору, то я позволю себе взять в качестве сравнения объемы 30 млрд куб. м газа в год — объем поставки на европейский рынок с периодом 25 лет. Если сравнивать такие объемы на такой период, то поставки по северному коридору на европейский рынок по сравнению с центральным коридором «Газпрома» на 43 млрд долл. эффективнее, дешевле, чем через центральный коридор.

И плюс так называемый углеродный след. Сегодня факт выброса СО2 по северному коридору при поставках газа Европе в годовом исчислении на 9 млн т СО2 меньше, чем по Ужгородскому коридору. Абсолютно ясная, понятная картина. И именно отталкиваясь от этих фактов, мы строим свою газотранспортную стратегию.

Что касается азиатского газового рынка. В настоящее время он является самым динамичным и быстро растущим рынком в мире, и самым-самым перспективным. Без сомнения, здесь надо выделить индийский рынок. Но самым главным, конечно же, рынком — рынком №1 — является рынок китайский. Объем потребления газа в Китае в 2016 году увеличился на 7% и составил 205,8 млрд куб. м газа. При этом, что примечательно, была превышена психологически важная отметка — более 200 млрд куб. м.
Точно так же, как и в Европе, объемы собственной добычи в Китае не покрывают объемы роста спроса — объем импорта газа на китайский рынок в 2016 году увеличился на 22%. Как вы видите, это больше роста газового рынка Китая. При этом объемы импорта в Китае приблизительно находятся в соотношении 50 на 50: где-то 50% — трубопроводный газ, и где-то 50% — СПГ. И здесь также надо отметить то, что зимой Китай покрывал свой пиковый спрос в первую очередь за счет дополнительных объемов поставок СПГ. И именно это пока еще отличает китайский рынок от европейского рынка, где пиковые объемы спроса на газ зимой покрываются за счет трубопроводных поставок. Причина, на самом деле, здесь одна — поставки трубопроводного газа из Центральной Азии, к сожалению, и это всем хорошо в этом зале известно, не обеспечивают тех пиковых объемов спроса, которые характерны для рынков потребления, и поэтому, в частности, китайский рынок пока еще покрывал пиковые спросы за счет дополнительных поставок СПГ.

Могу сказать, что, без сомнения, контракт на поставку «Газпромом» российского газа в Китай в объеме 38 млрд куб. м в год существенно изменит эти соотношения по объему трубопроводных поставок к объемам поставок СПГ. Но самым главным, я думаю, здесь является то, что руководство Китая последовательно проводит политику по увеличению объемов газа в энергетическом балансе страны. Сейчас газ в энергобалансе Китая составляет всего-навсего 6%. Но в текущей пятилетке поставлены ориентиры выхода на процентное соотношение газовой составляющей в энергетическом балансе от 8,3% до 10%. Как вы понимаете всего-навсего 1% прироста в энергетическом балансе при таких объемах потребления — это десятки миллиардов кубометров дополнительных объемов спроса на газ. И абсолютно понятно, и мы это прекрасно видим, что в самое ближайшее время объемы потребления газа в Китае выйдут на уровень 300 млрд куб. м газа и больше. Без сомнения, это очень большие, впечатляющие цифры дополнительного спроса на газ, и в том числе на поставки трубопроводного газа.

Я с большим удовольствием хочу отметить, что за очень короткий промежуток времени у «Газпрома» и у нашего главного китайского партнера — компании CNPC — сложились очень дружеские, конструктивные, деловые взаимоотношения. У нас с CNPC подписано Соглашение о стратегическом партнерстве. За последние годы наше стратегическое партнерство с CNPC наполнилось конкретным содержанием по очень многим направлениям работы. Это действительно стратегическое сотрудничество. Конечно же, основным, главным, базовым проектом является для нас газопровод «Сила Сибири» — «восточный» маршрут поставок газа в Китай. Но мы продолжаем с нашими китайскими коллегами переговоры по увеличению объемов поставок газа. В частности, есть договоренность, что мы будем расширять сотрудничество по «восточному» маршруту. И в текущий период времени мы с нашими партнерами из CNPC приступили к коммерческим переговорам по поставкам трубопроводного газа из России, из районов Дальнего Востока. При этом мы планируем достичь основных условий поставки газа с Дальнего Востока до конца 2017 года. В первую очередь наше стратегическое партнерство с CNPC развивается по линии трубопроводного газа.

Но, что очень важно, в течение последнего времени мы вышли на абсолютно конкретные, предметные проекты в других областях сотрудничества. В первую очередь — это подземное хранение газа. И совсем недавно в Китае на полях форума, который состоялся буквально несколько недель тому назад, мы подписали три контракта на совместную реализацию проектов по хранению газа.

Мы подписали соглашение о совместной реализации проекта в области газовой генерации. Это электростанция Синьюань проектной мощностью 900 МВт.
Мы подписали соглашение о сотрудничестве в области газомоторного топлива. Конкретно — по проекту строительства автомагистрали «Европа — Западный Китай».
И здесь также хотелось бы отметить, что мы наполнили конкретным содержанием соглашение, которое у нас подписано с CNPC, о взаимном признании результатов соответствия и стандартизации продукции. Это говорит о том, что наше сотрудничество охватывает вопросы, которые связаны с поставками материально-технических ресурсов, с поставками оборудования для газовой отрасли.

Еще раз подчеркну — все эти проекты, все эти договоренности свидетельствуют о том, что мы за очень короткий промежуток времени наполнили соглашение о стратегическим партнерстве с нашим главным партнером в Китае — компанией CNPC — конкретным содержанием.

Поставки газа в Европу начались в 1968 году, начались они в Австрию. В будущем году мы будем отмечать 50-летие поставок газа не только в Австрию, но и на европейский рынок. Без сомнения, это знаковая веха, это очень большой юбилей. И мы прекрасно понимаем, что «Газпром» и наши европейские партнеры к этому юбилею подойдут с новыми рекордами, которые ждут нас с вами в самое ближайшее время.

Спасибо за внимание!

www.gazprom.ru


Поделиться:
Новости
17.10.2017
Совет директоров «Газпрома» одобрил работу по реализации инвестиционных проектов.
22.08.2017
Алексей Миллер провел совещание с генеральными подрядчиками.
27.04.2017
«Газпром» представил прошедшую аудит консолидированную финансовую отчетность.